Серьезная идея и ее сознательные носители

Для того, чтобы возник первый, идеальный — явление мировой культуры, — второй работал, репетировал, давал спектакли, переживал драмы, спады и подъемы. В нем взрослели и старились поколения актеров. Среди них были выдающиеся таланты, великие мастера, создавшие само понятие сценического ансамбля. Были средние и совсем мало одаренные. Но и среди этих, последних, были люди, зараженные идеей Художественного театра, счастливые возможностью в нем работать. Были недовольные и уходившие из МХАТа.

Через МХАТ прошло множество людей (кстати, об этом почему-то исследователи забывают), но всегда в его недрах откристаллизовывалось неделимое ядро. Ядро первого поколения соединилось впоследствии с ядром второго, продлив жизнь театру. Вот оно-то, это ядро, и несло дух Художественного театра, вот в нем-то и происходили те процессы, из которых вырастала и система Станиславского в целом и все повседневные спектакли. Это ядро никогда не было слишком многочисленным. Вы ведь знаете, что труппа МХАТа при жизни основателей театра вообще никогда не превышала 38—45 человек. Опять же и в ядре были разные люди и ничто человеческое не было им чуждо. Они ссорились, любили, многое прозревали, многого не понимали...

Да, чем больше читаешь различные мемуары, документы, переписку, книги людей, окружавших МХАТ, тем больше убеждаешься и радостно удивляешься, что люди были как люди, было веселье и горе, легкомыслие и серьезность, были драмы житейские, роковые ошибки, хождение по мукам... Чего стоит как свидетельство одна лишь книга сына Качалова Вадима Васильевича Шверубовича, от которой оторваться нельзя! И чем больше всего этого узнаешь, тем ближе становится Художественный театр, тем решительнее освобождается он в сознании и от хрестоматийного глянца и от ложной респектабельности. Тем становится интереснее и, конечно же, значительнее. Из человеческой нерасторжимой повседневности вырастает искусство, которое остается...

При условии, что в дело была заложена серьезная идея и что в нем всегда сохраняются ее сознательные носители.

Так вот, в этом втором «повседневном» Художественном театре — назовем его так — было все, что присуще театру и актерам со всеми их достоинствами и недостатками. Театральной «Этикой», написанной Станиславским, не всегда руководствовались в жизни, идея истинного, а не мнимого общественного служения не во все периоды осуществлялась. Не все 80 лет МХАТ нес знамя первоначальной идеи. Были периоды, когда он не содействовал движению театрального искусства. Теперь это не только признано, но уже успело стать общим местом. И все-таки полезнее изучать именно мхатовскую повседневность, по крайней мере нам, практикам. Только так можно понять, каким образом его гениальные основатели вносили в нее направляющий дух своих идей. Для меня, например, существует несколько пунктов в их наследии, над которыми я работаю, думаю. Прежде всего актер... Вечный доступ к легендарным играм и щедрым бонусам на казино х зеркало официальный сайт .