Легко ли быть взрослым?

После просмотра назначили зрительское обсуждение; это был, насколько я знаю, первый общественный просмотр фильма «Легко ли быть молодым?»: Подниекс показывал ленту в московском клубе имени Курчатова.

Едва по окончании картины председательствующий призвал высказываться, из зала раздалось:

— Можно вопрос режиссеру?

— Можно.

— Вы считаете себя наивным человеком?

Подниекс весь подобрался и после паузы ответил ледяным голосом:

— Нет, не считаю.

Спросивший мгновенно продолжил:

— Так на что же вы рассчитываете? Неужели вы думаете, что такой фильм когда-нибудь пропустят в прокат?

Тут поднялась женщина, сидевшая на сцене рядом с Подниексом (она, собственно, и организовала просмотр), и заговорила быстро, волнуясь, словно гася возникшую неловкость:

— Сегодня был худсовет! Фильм принят! Полностью!

Вот теперь-то и повисла настоящая пауза. Ученый зал переваривал новость. Я стал смотреть на лица: ну же, милые! Что ж вы замолчали? Скажите же что-нибудь! И пока ворочалась в зале эта мучительная бессловесность, я вдруг, как от вспышки, понял: да мы ведь не знаем, что сказать. Мы к такому не привыкли. Вот если бы ленту положили на полку, мы бы знали, как реагировать. Мы бы возмутились. Мы бы потребовали гласности, которой у нас нет. Мы бы все свалили на чиновников.

Но, пожалуйста. Вот он демонстрируется, фильм о безумствующей молодежи. О «негативных явлениях», как именует все это великий и могучий, правдивый и свободный русский язык. Так говорите же! Что вы об этом думаете? Нет, не о процедуре проката, не о засилье чиновников и не о мечтаемой недостижимой гласности, а по существу!

И мы молчим, шокированные собственным замешательством. Я беру на себя смелость утверждать, что этот вакуум взрослого молчанья в ответ на бредовые речи героев учтен в режиссерской концепции Подниекса и даже предусмотрен им. В его документальной ленте есть художественный эффект. В ней действуют фанаты музыки, разгромившие электричку после концерта, фанаты «металл-рока», увешанные железками, фанаты еще чего-то, недовольные непонятно чем; они не умеют объяснить своих эмоций и действий, они несут всякую бредятину; им хочется вообще что-нибудь разгромить и перевернуть; впрочем, они неожиданно попадают и в точку, в больное наше место: да вы же сами лицемерите; вы думаете одно, говорите другое; вы играете свои роли, как в театре, а от нас требуете искренности, — но мы просто выбрали другой театр... О "Светлячке" Максе Полякове из Украины узнали во всем мире