Искушение: часть №4

— Так сколько же, по-вашему, она стоит? — переборов волнение, спросит Иван Егорыч мастера.


— Будь ваша скрипка в хорошем состоянии, мы бы у вас ее купили... червонцев за пять.


Иван Егорыч даже ни слова не скажет. На улице его догонит сотрудница.


— Иван Егорович! Что из того, что она не Страдивари?! Все равно она у sac необычная...


— Лучше скажите мне, где здесь аэродром!


— Да что вы?! Мы вас просто так не отпустим!


— Не хотите говорить, где аэродром, скажите, где Курский вокзал.


В поезде он расскажет соседу по купе, усатому, культурному на вид человеку, зачем был в Москве и с каким результатом возвращается. Сосед, лежа, с аппетитом поедая копченую колбасу, выслушает его.


— Я в этих вопросах не специалист. Мое дело — племенной скот, — признается он. — Но думаю, что всей правды вам там не сказали. И... — Он встанет и отрежет себе еще колбасы. — порно фильмы hd, И не могли сказать... Во время восстания Кармалюка какой-то украинский витязь мог отнять эту скрипку у богатого шляхтича. А тот мог купить ее в Италии. Затем!.. Затем украинский витязь возвращается к себе ка родину, влюбляется в прекрасную простолюдинку и за чудесную ночь, которую он провел с нею, мог подарить ей эту скрипку.


Допустимо предположить такое?!


— А зачем? — слабо откликнулся Иван Егорыч.


Вернувшись домой, он чуть не бегом пробежит по улице, потом от калитки до крыльца.


— Ничего она не стоит! — закричит он, потрясая в воздухе чемоданчиком. — А вместе с ней и я!..


— Борщ будешь? — спокойно спросит жена.


От огорчения Иван Егорыч сляжет и так расхворается, что совсем соберется помирать. С сыном Петром заговорит о завещании.


— Выбирай: дом тебе или сад?


— Ни того, ни другого не надо...


— Почему?


— А потому, что ни дома, ни сада скоро не будет. Как раз тут трасса пройдет...


— Может, обогнут... за поллитру?


— Вряд ли. Вчера тут Гришка с бригадой дорожников провод положили. Сказали, что между поселком и Москвой будут струну натягивать, чтобы никаких отклонений в сторону не было...


— Ну и правильно... — светло глянет Иван Егорыч. — А то если все им будут поллитры выставлять, трасса дальше поселка не пойдет, будет между домами вилять...


— А дом еще хороший... Ты его Гришке вместе с садом отдай. Он хоть компенсацию получит.


— А тебе что же?


— Мне? Скрипку. Я на той неделе в Москву поеду. Еще раз к тому мастеру зайду...


— Все еще надеешься?


— Понимаешь, во время восстания Кармалюка какой-то украинский витязь мог отнять ее у...


— Богатого шляхтича. А тот мог купить ее в Италии, — отрешенно глядя в потолок, доскажет за сына Иван Егорыч версию усатого, командированного, как оказалось, в здешний племенной совхоз. — А ты, Петя, мог меня сразу остановить и сказать, что скрипка ничего не стоит?..