Чаек нигде не было видно

Думаю, что последнюю возможность использовать не стоит. Не много оснований останавливаться и на второй — если ураган решит завернуть мористее, мы окажемся беззащитней утки. Поэтому поворачиваем к югу и стремимся оказаться позади шторма. Изменим курс ровно в полдень. Надеюсь, пронесет. Взгляните на небо.

Бэйли, который до этого смотрел на карту, поднял глаза к небу. К югу оно становилось все более тусклым, и высокие перистые облака, казалось, заполняли весь горизонт с востока на запад. Ниже к поверхности моря появилась легкая, почти незаметная пелена.

В 12 часов судно легло на 180 градусов — чистый зюйд. Теперь, двигаясь навстречу увеличивающейся зыби, «Лейсестер» начал грузно раскачиваться, подчиняюсь стремительному бегу волн. Ему было непросто продвигаться вперед — и это отражалось на настроении экипажа. Не дожидаясь приказа, боцман и его подчиненные совершили обход трюмов и твиндеков, еще раз проверили состояние балласта и предохранительных переборок. А на полубаке свободные от вахты матросы достали карты и принялись резаться в «черного валета». Ни один из них не выразил вслух сомнения, которые испытывали все.

Вскоре после полудня зыбь, накатывающаяся с юга, приняла такие размеры, что Лоусон решил несколько сбавить ход. Правда, качка стала меньше, поскольку волны, несмотря на свои гигантские размеры, были пологими и шли далеко друг от друга. Не чувствовалось и дыхания ветра, хотя все небо закрыли высокие перистые облака. Тишина, неприятные ощущения, которые испытал весь экипаж, когда атмосферное давление резко упало, вид небес, отливавших мертвенным, сверхъестественным сиянием, напрягли чувства моряков в ожидании неизвестного. Члены команды, свободные от несения вахты, бесцельно слонялись по палубам. Те, у кого была работа, радовались этому.

Капитан Лоусон старался не проявлять признаков беспокойства. Предполагая, что его продолжительное присутствие на мостике лишь дополнительно нагнетает напряжение, он отправился в свою каюту «вздремнуть».

Сидя в кресле с открытой книгой на коленях, он снова и снова прокручивал в уме имеющуюся в его распоряжении весьма ограниченную информацию о надвигающемся урагане.

Лоусон поднял с колен книгу и начал читать. Но книга не отвлекала капитана от его дум. Лоусон продолжал прислушиваться к каждому содроганию судна, анализировать создавшуюся ситуацию.

В половине пятого, когда Лоусон вернулся на мостик, на вахте стоял Бэйли. Барометр еще немного упал. В южной части горизонта вздымалась огромная арка темных, заслонивших свет облаков. Лоусон узнал ее с первого взгляда, и в душе его возникло острое предчувствие грядущего испытания.

— Граница урагана, мистер Бэйли, — сказал он.

Бэйли кивнул.

— Да, сэр. Это приняло такой вид буквально несколько секунд назад. Я уже собирался вызывать вас.

Лоусон наблюдал за зловещей аркой около получаса, и даже за это короткое время она, казалось, стала еще больше, заслонив собой всю южную часть горизонта. Выше нее, по всему небосводу, высокие облака наливались тьмой, становясь все более мрачными. Слабый, изменчивый ветер, дувший словно бы сразу ото всех румбов, принялся играть вокруг судна. Лоусон обратил внимание, что ни чаек, ни других морских птиц нигде не было видно.

Он прошел в штурманскую рубку и посмотрел на карандашные отметки, отмечавшие местоположение судна и предполагаемый путь урагана.

— Бэйли, — сказал он, вернувшись обратно в рулевую рубку. — Не нравится мне все это. Думаю, что циклон примет резко к востоку! Мы сделаем то же самое! Измените курс на три градуса.

Внизу, в кочегарке и машинном отделении недоумевали. Старший механик Джордж Роудс повернулся к третьему механику и произнес, пригнувшись к его уху:

— Поворачиваем на восток. «Старик» считает, что мы подобрались слишком близко. Ну-ка осмотрись, все ли хорошо закреплено. Предупреди «маслопузых», чтобы остерегались и получше смотрели за машиной. Я на секунду отлучусь на мостик. Ищете Сол Казино зеркало? ? Смотрите на официальном сайте.